AN OVERCOME FEAR

IS NOT A SEA, BUT A POOL OF WATER / REFLECTING THE PAST +

TO OVERCOME FEAR

IS TO BE FREE

But perhaps I had been released. Maybe the fear and nausea was no longer a sea to drown in. but only a pool of water reflecting the past alongside the now. Was I free?

перевод

(ПРЕОДОЛЕННЫЙ СТРАХ

– НЕ МОРЕ, А ЛУЖА / ОТРАЖАЮЩАЯ ПРОШЛОЕ) +

(ПРЕОДОЛЕНИЕ СТРАХА

– ЭТО СВОБОДА)

А может быть, я уже свободен? Может, страх и тошнота уже не море, в котором тонут, а всего лишь лужа, криво отражающая прошлое? Я свободен?

MIND

IS A CURRENT / CARRIES A PERSON INTO THE OPEN SEA +

BREAKING A RELATIONSHIP

IS BREAKING ICE

The ice had broken between us and the gap was widening as the current of my mind carried me swiftly into the open sea.

перевод

(РАЗУМ

– ЭТО ПОТОК / УНОСИТ В ОТКРЫТОЕ МОРЕ) +

(??РАЗРУШЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ

– ЭТО ЛЕД ТРЕСНУЛ)

Лед треснул, и полоса чистой воды между нами становится все шире. Поток разума уносит меня в открытое море.

A TIRED MIND

IS LIKE A CARVED STONE / HAMMERED

Montag sat like a carved white stone. The echo of the final hammer on his skull died slowly away into the black cavern where Faber waited for the echoes to subside. [Имеется в виду миниатюрный радиоприемник в ухе у Монтэга, позволяющий ему поддерживать связь с Фабером. – Ю.Г.] And then … the startled dust had settled down about Montags mind

перевод

(УСТАЛОЕ СОЗНАНИЕ

– КАК КАМЕННОЕ ИЗВАЯНИЕ / ПО КОТОРОМУ БИЛИ МОЛОТАМИ)

Монтэг сидел, словно белое каменное изваяние. Отголоски последних нанесённых ему ударов медленно затихали где-то в тёмных пещерах мозга. Фабер ждал, пока они затихнут совсем. И… осели наконец вихри пыли, взметённые в сознании Монтэга…

TWO TENDENCIES IN ONE’S POETRY

ARE TWO MUSES

In those days I seemed to have had two muses: the essential, hysterical, genuine one, who tortured me with elusive snatches of imagery and wrung her hands over my inability to appropriate the magic and madness offered me; and her apprentice, her palette girl and stand-in, a little logician, who stuffed the torn gaps left by her mistress with explanatory or meter-mending fillers which became more and more numerous the further I moved away from the initial, evanescent, savage perfection. The treacherous music of Russian rhythms came to my specious rescue like those demons who break the black silence of an artist’s hell with imitations of Greek poets and prehistorical birds. Another and final deception would come with the Fair Copy in which, for a short while, calligraphy, vellum paper, and India ink beautified a dead doggerel. And to think that for almost five years I kept trying and kept getting caught -- until I fired that painted, pregnant, meek, miserable little assistant!

перевод

(ДВЕ ТЕНДЕНЦИИ В ЧЬЕМ-ЛИБО СТИХОТВОРЧЕСТВЕ

– ЭТО ДВЕ МУЗЫ)

В ту пору у меня, казалось, были две музы: исконная, истошная, истинная, терзавшая меня неуследимыми вспышками воображения и ломавшая руки над моей неспособностью усвоить безумие и волшебство, которыми она наделяла меня, и ее подмастерье, подмена, девчонка для растирания красок, маленькая резонница, набивавшая в рваные дыры, оставляемые госпожой, пояснительную или починявшую ритм начинку, которой становилось тем больше, чем дальше я уходил от начального, тающего, варварского совершенства. Неверная музыка русских рифм обманно выручала меня, наподобие демонов, нарушающих черную тишь художнического ада подражаниями греческим поэтам и доисторическим птицам. Еще один и уже последний лукавый обман совершался в беловике, где чистописание, веленевая бумага и черная тушь на краткий срок скрашивали мертвящие вирши. И только подумать – едва не пять лет я все упорствовал и все попадался в ловушку, пока, наконец, не прогнал эту размалеванную, забрюхатевшую, покорную и жалкую служаночку.

Примеры метафор - на языке оригинала (русском или английском). При нажатии на треугольную кнопку (в левом поле карточек) открывается перевод на второй из этих языков.